К вопросу о месте юридической отсрочки в системе гносеологических проблем российского правоведения (обзорная рецензия по материалам диссертационных работ)

Социальные и административно-управленческие преобразования, происходящие в современной России, в стратегическом плане нацелены на реализацию принципов правовой государственности и укрепления гражданского общества. Многообразие сфер социального бытия позволяет шире применять арсенал технико-юридических средств регулирования общественных отношений. Одним из весьма распространенных и высокозначимых феноменов, оказывающих эффективное управленческое, правовое и морально-психологическое корректирующее (предупредительное, ограничительное) воздействие на характер и динамику общественных отношений, выступает юридическая отсрочка.

Юридическая отсрочка не только значимое звено понятийного арсенала российской правовой системы, но и весомый элемент правотворческого и правоприменительного процессов.
В части 1 статьи 64 Налогового кодекса РФ от 31 июля 1998 года № 146-ФЗ2 закреплено, что «отсрочка или рассрочка по уплате налога представляет собой изменение срока уплаты налога при наличии оснований, предусмотренных настоящей главой, на срок, не превышающий один год, соответственно с единовременной или поэтапной уплатой суммы задолженности.

Отсрочка или рассрочка по уплате федеральных налогов в части, зачисляемой в федеральный бюджет, на срок более одного года, но не превышающий три года, может быть предоставлена по решению Правительства Российской Федерации.

В случае, предусмотренном статьей 64.1 настоящего Кодекса, отсрочка или рассрочка по уплате федеральных налогов на срок, не превышающий пять лет, может быть предоставлена по решению министра финансов Российской Федерации».

Встречаются в законодательстве и примеры закрепления определений отдельных видов юридической отсрочки. Одним из таковых является реструктуризация. Часть 10 статьи 93.2 Бюджетного кодекса РФ от31 июля 1998 года № 145-ФЗ3 определяет, что «под реструктуризацией обязательств (задолженности) по бюджетному кредиту понимается основанное на соглашении предоставление отсрочек, рассрочек исполнения обязательств, а также прекращение первоначального обязательства с заменой его другим обязательством между теми же лицами, предусматривающими иной предмет или способ исполнения».

Вместе с тем. юридическая отсрочка — это малоисследованное явление современной правовой действительности. Логико-гносеологический статус феномена «юридическая отсрочка» в отечественном правоведении г настоящему времени не определен даже в первом приближении. Крупных монографических исследований по данной проблематике в теоретическом правоведении нет, имеются лишь отдельные частные разработки в отраслевой юриспруденции.

Между тем единого, унифицированного определения юридической отсрочки в отраслевой доктрине и юридической практике не выработано. И это прослеживается даже в тех случаях, когда предмет исследований по своей сути совпадает. Таковым выступает, например, отсрочка исполнения приговора. Статья 398 УПК РФ от 18 декабря 2001 года № 174-ФЗ4 установила основания для отсрочки исполнения приговора: «1. Исполнение приговора об осуждении лица к обязательным работам, исправительным работам, ограничению свободы, аресту или лишению свободы может быть отсрочено судом на определенный срок при наличии одного из следующих оснований:
1) болезнь осужденного, препятствующая отбыванию наказания, — до его выздоровления;
2) беременность осужденной или наличие у нее малолетних детей, наличие у осужденного, являющегося единственным родителем, малолетних детей — до достижения младшим ребенком возраста четырнадцати лет, за исключением осужденных к ограничению свободы или лишению свободы на срок свыше пяти лет за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности;
3) тяжкие последствия или угроза их возникновения для осужденного или его близких родственников, вызванные пожаром или иным стихийным бедствием, тяжелой болезнью или смертью единственного трудоспособного члена семьи, другими исключительными обстоятельствами, — на срок, установленный судом, но не более 6 месяцев».
Проблематика данного вида юридической отсрочки находит свое отражение как в работах исследователей советского периода, так и в диссертационных трудах настоящего времени. Однако общей чертой всех исследований выступает отсутствие разработок, а соответственно, и авторских формулировок определения исследуемого вида юридической отсрочки.

Обратим внимание на следующие моменты. Так, Т.Ф. Минязева справедливо подчеркивает, что «все нормы, регламентирующие отсрочку исполнения приговора, образуют комплексный правовой институт». Трудно возразить и тезису о том, что «прежде чем приступить к непосредственной характеристике института отсрочки исполнения приговора, необходимо обратиться к историко-сравнительному анализу законодательства о нем».

Между тем определение понятия «отсрочка исполнения приговора», несмотря на указание в названии второго параграфа, диссертация не содержит. Автор лишь констатирует, что «действующее законодательство не дает определения понятию «отсрочка исполнения приговора»».
Схожие подходы используют и другие ученые советского периода. По мнению Ю.А. Кондратьева, «по своей юридической природе отсрочка исполнения приговора рассматривается как освобождение виновного от реального отбывания лишения свободы с последующим от него освобождением при соблюдении определенных условий». Казалось бы, задача определения понятия юридической отсрочки четко зафиксирована, когда автор пишет, что «определение юридической природы отсрочки исполнения приговора является важной теоретической и практической задачей». Но далее этого тезиса развитие творческой мысли не идет.

Аналогичным путем следует А,С. Закутский, который замечает: «При определении юридической природы того или иного правового института, уяснении его сущности, внутреннего содержания необходимо опираться на наиболее важные, характерные и постоянные его признаки и свойства и, наконец, место, которое этот институт занимает в общей системе права». Однако в итоге при значительном акценте на выявлении правовой природы отсрочки исполнения приговора ученый обходится без определения предмета исследования.

С позиции исторической хронологии юридическая отсрочка привлекает постоянный научный интерес. В то же время методология ее познания во многом поверхностна и следует строго за законодательными новациями, без углублений в сущность бытия самого феномена.

В частности, О.В. Тюшнякова вообще обходится без попыток определения отсрочки, даже не упоминая данную проблему в оглавлении своей работы. Диссертант лишь вскользь отмечает, что «с этимологической точки зрения отсрочка отбывания наказания, являясь сложным институтам, представляет собой, с одной стороны, временное неисполнение назначенного судом наказания под определенными условиями, а с другой стороны — это один из видов освобождения от наказания, применяемый в соответствии с принципами гуманизма, справедливости и экономии репрессий».

При этом данное заключение автор поместил в раздел выносимых на защиту положений и выводов, что, думается, не вполне верно.

Достаточно спорным ввиду отсутствия исследований общетеоретического уровня видится и тезис о том, что «институт отсрочки отбывания наказания в уголовном праве России относительно новый».

Данный вывод опровергает О.Н. Павлычева, которая убеждена, что «отсрочка отбывания (исполнения) наказания, видом которой является и отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, имеет давнюю историю в отечественном законодательстве». Эту же позицию поддерживает и И.А. Петрова, которая указывает, что «в отечественном праве впервые нормы об отсрочке отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, родившим детей, были запрещены в Уставе уголовного судопроизводства от 20 ноября 1864 года».

Пожалуй, наиболее примечательной чертой диссертации О.Н. Павлычевой в контексте данной рецензии является попытка систематизации научных подходов к определению юридической отсрочки. «В литературе при научной характеристике отсрочки отбывания наказания (исполнение приговора) нередко отождествляют ее сущность и правовую природу. Одни авторы под отсрочкой понимают перенесение приведения приговора в исполнение на более поздний срок, другие отсрочку связывают с временным отложением принудительного исполнения приговора об осуждении лица к лишению свободы к другим указанным в законе видам наказания на срок, установленный судом, третьи характеризуют отсрочку как приостановление исполнения наказания».

В то же время обзор авторских позиций не приводит диссертанта к выдвижению и аргументации собственного подхода. Автор делает лишь общее замечание: «В самом общем приближении пел, отсрочкой отбывания наказания… можно понимать отношение под определенными условиями исполнения назначенного приговором суда наказания на более поздний, определенный законодательством срок».

Проблему определения юридической отсрочки отдельные ученые заменяют абстрактными либо малоинформативными формулировками. П.К. Гаджирамазанова указывает, что «в юридической литературе отсрочка исполнения приговора определяется как временная отсрочка принудительного исполнения приговора об осуждении лица к одному из видов уголовного наказания на срок, установленный судом».

Здесь обнаруживается как минимум два изъяна. Во-первых, тавтология — определение отсрочкичерез термин «отсрочка». Во-вторых, включение в определение признака «время». Понятно что , отсрочка есть временной интервал определенного ограничения, в связи с чем данное указание неуместно.
Однако, несомненно, прав автор в другом своем выводе: «Только комплексный подход к улучшению и эффективному применению отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющих малолетних детей, способствует предупреждению женской преступности средством реализации данного института». Но, к сожалению, он так и не дает собственное определение изучаемого предмета.

В отдельных случаях наблюдается стремление исследователей заузить предмет познания. Так, заявленная И.М. Лукьяновой тема («Отсрочка отбывания наказания») много шире, чем обозначенные автором объект и предмет. На страницах автореферата она указывает, что «объектом исследования являются общественные отношения, содержание которых является применения отбывания наказания к беременным женщинам и мужчинам, имеющих детей».

При этом эмпирическую основу исследования, как указывает ученый, составили «данные в результате изучения 100 личных дел в 2003-2009 годах беременных женщин и женщин, имеющих малолетних детей, которым предоставлена отсрочка отбывания наказания».

Достаточно примечательно замечание автора и о том, что «юридическая природа института отсрочки отбывания наказания находится в недостаточном уровне исследования данной проблемы наряду с ее высокой значимостью». Иными словами, ученый осознает, что требуется более глубокое познание юридической отсрочки, однако собственных действий в этом направлении не предпринимает.

Гносеологическую важность проблематики юридической отсрочки подчеркивает И. А. Петрова: «Для полного определения понятия отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, необходимо рассмотреть сущность данного института».

В то же время раскрытие правовой природы замыкается на поиске ответа на вопрос — является ли отсрочка отбывания наказания самостоятельным видом освобождения о наказания.
Следует поддержать стремление С.А. Кацубы, который среди задач исследования ставит «дать понятие института отсрочки наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей».

Однако в положениях, выносимых на защиту, такого определения нет. Автор пришел к выводу, что данный институт включает в себя два вида отсрочек: отсрочка отбывания наказания и отсрочка отбывания оставшейся части наказания.

Между тем о качестве разработанных дефиниций можно судить по следующему примеру. Отсрочка отбывания наказания, по мнению автора, представляет собой «форму индивидуализации уголовной ответственности, выражающуюся в отсрочке исполнения приговора в отношении назначенного судом наказания с последующим освобождением от отбывания наказания при соблюдении осужденной определенных законом обязанностей». То есть отсрочка вновь как в ранее приведенных примерах определяется через термин «отсрочка».

Вплотную приближается к проблеме раскрытая феномена «юридическая отсрочка» Г. А. ( который пишет: «научная новизна определяется тем, что до настоящего времени диссертационном уровне институт отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам имеющим малолетних детей не подвергался комплексному изучение уголовного, уголовно-исполнительного права и криминологии».Прав автор и в том, что «характеристику любого правового явления или института принято начинать ; определения понятийного аппарата».

Но, подытоживая результаты первого параграфа, автор «уклоняется» от намеченной цели: «Таким образом, рассмотрены узловые вопросы понятия отсрочки и ее юридической природы. Можно сделать следующие выводы и предложения:
1. Вопросы, связанные с отсрочкой отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, остаются актуальными.
2. Предлагается изменить название ст. 82 УК РФ.
3. Проведенный анализ позволяет сделать вывод о возможности расширения сферы применения отсрочки».
Представленный краткий обзор научных исследований юридической отсрочки не преследует цели акцентирования внимания на тех или иных гносеологических упущениях. Очевиден только один вывод. Познание отраслевых видов юридической отсрочки должно быть поставлено на прочную методологическую базу, в основе которой должно находиться разработанное в общетеоретическом плане четкое, однозначное определение понятия «юридическая отсрочка» как общеправового институционального явления.

Юридическая отсрочка является неотъемлемым атрибутом диалектики развития правовой материи. С общеисторических позиций данный инструментарий неотрывно сопровождает, поддерживает и стимулирует развитие права, начиная с древнейших времен и до современности. В этой связи становится актуальным и объективно насущным проведение его общеправового комплексного исследования. Задачи повышения эффективности реализации юридической отсрочки в современных условиях предполагают раскрытие ряда принципиально важных аспектов: установление круга субъектов и адресатов, уточнение характера внешних контактов с иными юридическими и неюридическими явлениями, раскрытие технико-юридических форм реализации. При таком подходе более широко «охватывается» социально-бытийное пространство общетеоретического анализа юридической отсрочки, что выдвигает ее на передний край гносеологических проблем современного правоведения.

Примечания
1. См.: Минязева Т.Ф. Отсрочка исполнения приговора: Дис… канд. юрид. наук. — М., 1982; Кондратьев Ю. А. Отсрочка исполнения приговора по советскому уголовному праву: Дис… канд. Юрид. Наук.- Харьков, 1984; Закутский А. С. Отсрочка исполнения приговора (по материалам Узбекской ССР): Дис…канд.юрид.наук.-Ташкент, 1984; Буякевич Т.С. Уголовно-правовые, криминологические и петенциарные проблемы отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей: Дис… канд. юрид. наук. — М., 1995; Гаджирамазанова П.К. Отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей: уголовно-правовые, уголовно-исполнительные и криминологические проблемы: Дис… канд. юрид. наук. — Махачкала, 2002; Тюшнякова О.В. Отсрочка отбывания н¬казания женщинам как мера уголовно-правового воздействия: Дис… канд. юрид. наук. — Тольятти, 2002; Стеничкин Г.А. Отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, как уголовно-правовая мера, не связанная с изоляцией от общества: Дис… канд. юрид. наук. — М., 2003; Павлычева О.Н. Отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, по законодательству России: Дис.,. канд. юрид. наук. — Казань, 2002; Кацуба С.А. Институт отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей: уголовно-правовой и уголовно-исполнительный аспекты: Авто-реф. дис… канд. юрид. наук. — Рязань, 2003; Петрова И.А. Отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей: Дис… канд.юрид.наук.-Мю, 2005; Лукьянова И. М. Отсрочка отбывания наказания: Автореф.дис…канд.юрид.наук.- Тюмень, 2010.
2. СЗ РФ. — 1998. — № 31. — Ст. 3824.
3. СЗ РФ. — 1998. — № 31. — Ст. 3823.
4. СЗ РФ. — 2001. — № 52. — Ч. I. — Ст. 4921.
5. Минязева Т.Ф. Указ. соч. — С. 11—12.
6. Там же. — С. 16.
7. Там же. — С. 28.
8. Кондратьев Ю.А. Указ. соч. — С. 9.
9. Там же. — С. 31.
10. Закутский А.С. Указ. соч. — С. 20.
11. Тюшнякова О.В. Указ. соч. — С. 6.
12. Там же. — С. 72.
13. Павлычева О.Н. Указ. соч. — С. 13,
14. Петрова И.А. Указ. соч. — С. 19.
15. Павлычева О.Н. Указ. соч. — С. 34.
16. Там же. — С. 35.
17. Гаджирамазанова П.К. Указ. соч. — С. 17.
18. Там же. —С. 18.
19. Лукьянова И.М. Указ. соч. — С. 8
20. Там же. — С. 9
21. Там же. — С. 14.
22. Петрова И.А. Указ. соч. — С. 40.
23. Кацуба С.А. Указ. соч. — С. 5.
24. Там же. — С. 8.
25. Там же.
26. Стеничкин Г.А. Указ. соч. — С. 11.
27. Там же. — С. 15.
28. Там же. — С. 43.

Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России
Александр Терновцов

Поделиться новостью
На печать...