Юридическая отсрочка как общеправовой феномен

В современной России происходят глубокие политико-административные, организационные и экономические реформы, которые направлены на упрочение и дальнейшее развитие принципов правовой государственности, стратегии формирования и тесного взаимодействия всех институтов I гражданского общества с органами государства. Как подчеркнуто Президентом РФ Д.А. Медведевым, «модернизация только тогда даст ожидаемый эффект, когда в обществе будут действовать справедливые законы, функционировать независимые уважаемые суды и органы правопорядка, которые пользуются настоящим доверием граждан. Все эти звенья, безусловно, тесно связаны, и реформировать нужно всю систему, а не отдельные институты. Именно поэтому наряду с развитием законодательства о судебной системе, что мы делали и продолжаем делать, мы начали проведение реформы МВД».

Во многих сферах социальной инфраструктуры открываются возможности использования богатого арсенала технико-юридических средств регулирования общественных отношений, легального воздействия на их направленность и динамику. Среди весьма распространенных и высокоэффективных правовых инструментов, оказывающих реальное действенное управленческое, правовое и морально-психологическое воздействие на ход социального развития, выступает юридическая отсрочка.

Юридическая отсрочка — самобытное, специфическое и одновременно с этим фактически не исследованное на монографическом уровне явление современной правовой действительности. Будучи значимым звеном понятийного арсенала российского права, отсрочка пронизывает многие предметные области правотворческого и правоприменительного процессов. На первый взгляд, сущность и содержание данного компонента механизма правового регулирования представляются не слишком сложными в мировоззренческом осмыслении, а потому не требуют детального общеправового исследования. Однако при таком подходе многие важнейшие стороны функциональной ценности юридической отсрочки остаются «в тени», и, как следствие, сам феномен из раз-ряда законных, правомерных средств вполне может трансформироваться в антисоциальное, порой коррупционное средство, позволяющее злоупотреблять правом как рядовым гражданам, так и должностным лицам.

Функционально-правовой статус юридической отсрочки в отечественном правоведении к настоящему моменту не определен, И это при том, что юридическая отсрочка пронизывает практически все отрасли российского права, используется на всех уровнях федеративной структуры государства, обнаруживает глубокие переплетения форм реализации на стыке национального и международного права. Этим объективно подтверждается, что юридическая отсрочка — комплексный общеправовой институт, требующий четкой фиксации в системе российского права и должного научно-методологического освещения.

Между тем единого, унифицированного определения юридической отсрочки в доктрине и юридической практике не выработано.

В самом общем виде юридическая отсрочка предстает в качестве предоставляемой либо устанавливаемой уполномоченный органом или должностным лицом возможности исполнения определенным субъектом своей обязанности или реализации права Б более поздний срок.

Действующее законодательство содержит отдельные отраслевые определения понятия «отсрочка», однако Е своей содержательной совокупности они не достигают уровня общеправового взгляда на данный феномен.

В части 1 статьи 64 Налогового кодекса РФ от 31 июля 1998 года № 146-ФЗг закреплено, что «отсрочка или рассрочка по уплате налога представляет собой изменение срока уплаты налога при наличии оснований, предусмотренных настоящей главой, на срок, не превышающий один год, соответственно с единовременной или поэтапной уплатой суммы задолженности.

Отсрочка или рассрочка по уплате федеральных налогов в части, зачисляемой в федеральный бюджет, на срок более одного года, но не превышающий три года, может быть предоставлена по решению Правительства Российской Федерации.

В случае, предусмотренном статьей 64 настоящего Кодекса, отсрочка или рассрочка по уплате федеральных налогов на срок, не превышающий пять лет, может быть предоставлена по решению министра финансов Российской Федерации».

Имеются в законодательстве и примеры закрепления определений отдельных видов юридической отсрочки. Одним из таковых является реструктуризация. Часть 10 статьи 93.2 Бюджетного кодекса РФ от 31 июля 1998 года № 145-ФЗ3 определяет, что «под реструктуризацией обязательств (задолженности) по бюджетному кредиту понимается основанное на соглашении предоставление отсрочек, рассрочек исполнения обязательств, а также прекращение первоначального обязательства с заменой его другим обязательством между теми же лицами, предусматривающими иной предмет или способ исполнения».

Как разновидность юридической отсрочки следует оценивать действие моратория. Мораторий (от лат. moratorius — задерживающий, замедляющий) означает такую форму отсрочки тех или иных действий, в том числе действия правовых актов, которая используется при наличии чрезвычайной (непреодолимой) политической либо правовой ситуации, исключающей возможность внесения оперативных изменений в действующий нормативный массив ввиду неопределенности дальнейшего развития событий. Это временная отсрочка, которая предполагает «ожидание» наступления более благоприятных условий, когда станет возможным тасование, с одной стороны, государственных интересов, а с другой — общественной необходимости, потребности.

Так, в соответствии со статьей 202 ГК РФ предусмотрены обстоятельства приостановления течения срока исковой давности: «1. Течение срока исковой давности приостанавливается:
1) если предъявлению иска препятствовал! чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила);
2) если истец или ответчик находится в состава Вооруженных Сил, переведенных на военное положение;
3) в силу установленной на основании закона Правительством Российской Федерации отсрочу исполнения обязательств (мораторий)».

Отсрочка предоставляет возможность 6о: рациональной и оптимальной подготовки субъектов к реализации своих прав и обязанностей. Немаловажную роль отсрочка играет и в вопросах повышения эффективности действия правовых актов.

Отсрочка введения з действие норматива; правового акта как особая разновидность технико-юридических приемов устранения формально-логических противоречий правовой сферы позволяет предотвратить или преодолеть юридические противоречия и коллизии. Это во многом предотвращает потребность во внесении в праве акты многочисленных изменений и дополнений в будущем.

Весьма часто в законодательстве встречаются указания на отдельные признаки отсрочки, например ее продолжительность. Так, в статье 31.5 КоАП РФ от 30 декабря 2001 года № 195-ФЗ зафиксировано:
«1. При наличии обстоятельств, вследствие которых исполнение постановления о назначении административного наказания в виде административного ареста, лишения специального права или в виде административного штрафа невозможно в установленные сроки, судья, должностное лицо, вынесшие постанов могут отсрочить исполнение постановлен срок до одного месяца.
2. С учетом материального положения привлеченного к административной ответственности, уплата административного штрафа может быть рассрочена судьей, органом, должностным лицом, вынесшими постановление, на срок до трех месяцев».
Весьма широко действующим законодательством регулируются основания отсрочки. В статье 398 УПК РФ от 18 декабря 2001 года № 174-ФЗ5 установлены основания для отсрочки исполнения приговора:
«1. Исполнение приговора об осуждении лица к обязательным работам, исправительным работам, ограничению свободы, аресту или лишению свободы может быть отсрочено судом на определенный срок при наличии одного из следующих оснований:
1)  болезнь осужденного, препятствующая отбыванию наказания, — до его выздоровления;
2) беременность осужденной или наличие у нее малолетних детей, наличие у осужденного, являющегося единственным родителем, малолетних детей — до достижения младшим ребенком возраста четырнадцати лет, за исключением осужденных к ограничению свободы или лишению свободы на срок свыше пяти лет за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности;
3) тяжкие последствия или угроза их возникновения для осужденного или его близких родственников, вызванные пожаром или иным стихийным бедствием, тяжелой болезнью или смертью единственного трудоспособного члена семьи, другими исключительными обстоятельствами, — на срок, установленный судом, но не более 6 месяцев».
Потребность скрупулезного анализа юридической отсрочки как общеправового феномена обусловлена и тем, что право на отсрочку является одной из гарантий обеспечения свободы и неприкосновенности личности. Подпункт «а» пункта 2 статьи 24 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» фиксирует, что право на получение отсрочки от призыва на военную службу имеют граждане:
«а) обучающиеся по очной форме обучения в:
— государственных, муниципальных или имеющих государственную аккредитацию негосударственных образовательных учреждениях основного общего и среднего (полного) общего образования, — на время обучения, но до достижения указанными гражданами возраста 20 лет;
— государственных, муниципальных или имеющих государственную аккредитацию по соответствующим направлениям подготовки (специальностям) негосударственных образовательных учреждениях начального профессионального, среднего профессионального и высшего профессионального образования, — на время обучения, но не свыше нормативных сроков освоения основных образовательных программ.

Право на предусмотренную настоящим подпунктом отсрочку от призыва на военную службу для получения профессионального образования сохраняется за гражданами в случае их повторного поступления в образовательное учреждение того же уровня (при условии их обучения не более трех лет в предыдущем образовательном учреждении того же уровня) или однократного перевода в образовательное учреждение того же уровня, а также в случае однократного использования ими академического отпуска.

Право на предусмотренную настоящим подпунктом отсрочку от призыва на военную службу не распространяется на граждан, отчисленных из образовательных учреждений за нарушение их уставов или правил внутреннего распорядка.

Граждане вправе воспользоваться предусмотренной настоящим подпунктом отсрочкой от призыва на военную службу не более двух раз (для получения образования данного и более высоко-го уровня».

Общеправовая институциональная природа юридической отсрочки определяется и тем фактом, что таковая реализуется как в сфере публичного, так и областях частного права. В первом случае проявляется императивная публичность юридической отсрочки, ее безоговорочность, жесткость условий и порядка реализации, что предполагает детальную законодательную проработку оснований с целью предупреждения, как правило, должностных злоупотреблений (необоснованная отсрочка, привилегированная отсрочка). В связи с этим многочисленные формы и методы осуществления отсрочки должны обрести прочную законодательную базу; исключающую правоприменительное усмотрение, нарушающее права и свободы граждан.

В сфере частного права реализация отсрочки основывается во многом на индивидуальной оценке ее полезности. Здесь юридическая отсрочка служит, в том числе, предпосылкой обретения определенных благ или устранения лишних обременении, желаемым результатом со стороны контрагентов. Согласуя таким образом свои действия с другими участниками отношений, субъекты — источники юридической отсрочки добиваются большей гибкости своих взаимосвязей.

Потребность общеправового анализа юридической отсрочки определяется ее глубокими переплетениями со многими смежными правовыми феноменами. Совершенно очевидно, например, что юридическая отсрочка тесно переплетается с юридической ответственностью.

Между тем онтологический смысл функциональной ценности юридической отсрочки в сугубо прикладном аспекте остается нераскрытым. На этом пути важным видится анализ проблем социальной обоснованности и законности юридической отсрочки, ее юридических и иных следствий.

Реальное достижение целей гуманизации политической системы, укрепления правосудия и законности весьма затруднительно без четкой, научно-обоснованной концепции реализации юридической отсрочки. Отсутствие должного научного внимания со стороны юридической общественности к механизмам определения, нормативной формализации и реализации юридической отсрочки, сферам ее применения, процедурам отмены и приостановления действия на практике может обернуться массовыми нарушениями законодательства, прав и законных интересов граждан. Вполне понятно, что трудно ожидать положительного результата в условиях дискуссионной неопределенности и практической нерешенности этого сложнейшего вопроса, что в конечном итоге лишь детерминирует дополнительные коллизии и противоречия в законодательстве и правоприменительной практике.

По мнению Ю.А. Тихомирова, классификация методов государственного регулирования, отличающихся по характеру воздействия и степени самостоятельности, предоставляемой хозяйствующим и иным субъектам, включает шесть групп. К пятой группе он относит способы поддержания уровня «деятельности и ее стимулирование: кредиты; льготы; отсрочки; дотации; субсидии; трансферты; надбавки; поощрения; госзаказы; госзакупки. Думается, что это правильный, но достаточно узкий взгляд на место юридической отсрочки в механизме правового регулирования.

Не требуется особых доказательств того, что юридическая отсрочка сопровождает бытие права с момента его зарождения и в общеисторическом, глобальном контексте сопровождает и пронизывает право на всем протяжении его развития.

Общетеоретическое исследование и повышение эффективности реализации юридической отсрочки в качестве основных задач предполагает раскрытие нескольких принципиально важных аспектов: установление круга субъектов и адресатов, уточнение характера внешних контактов с иными юридическими и неюридическими явлениями, раскрытие технико-юридических форм реализации. При этом методологически более верно вести речь о юридической, а не о правовой отсрочке. При таком подходе не только достаточно четко «обрисовывается» проблемное поле общетеоретического анализа темы, но и открывается простор для раскрытия соотношения правомерной и неправомерной отсрочки.

Процедура отсрочки должна обрести четкие законодательные очертания. Недопустимым представляется «самовольная», в порядке властной инициативы реализация данного инструментария. Подобное деяние должно квалифицироваться ж иначе как должностное злоупотребление с привлечением должностных лиц к юридической ответственности.

Немалое число мировоззренческих пробела находится на пути раскрытия соотношения двух взаимосвязанных процессов — отсрочки и возобновления отсроченного действия. В ряду принципиальных вопросов, требующих своего разрешения, находятся механизмы функционирования взаимодействия различных по компетенции органов государства и местного самоуправления в процессах реализации юридической отсрочки.

Примечания

1.  Послание Президента РФ Дмитрия Медведеве Федеральному Собранию Российской Федерации от 30 ноября 2010 года /,/ Российская газета. — 2010. -1 декабря.
2.  Собрание законодательства РФ. — 1998. -№31. — Ст. 3824.
3.  Собрание законодательства РФ. — 1998. -№31. —Ст. 3823.
4.  Собрание законодательства РФ, — 2002. —
№ 1.— Ч. \. — Ст. 1.
5.  Собрание законодательства РФ. — 2001. -№52. — Ч. I, — Ст. 4921.
6.  Собрание законодательства РФ. — 1998. — №13, —Ст. 1475.
7.  См.: Тихомиров Ю.А. Публично-правовое регулирование: динамика сфер и методов // Журнал российского права.-2001.-№ 5.-С.4.

Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России
Александр Терновцов

Поделиться новостью
На печать...