Законные представители детей-инвалидов не лишены права на компенсацию затрат по ОСАГО

Факт владения транспортным средством не влияет на реализацию права на компенсацию затрат по ОСАГО

Вопрос соответствия абзаца 1 пункта 1 статьи 17 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» Конституции РФ возник в связи с тем, что не всегда родителям и представителям детей-инвалидов удается осуществить свои права на компенсацию затрат по ОСАГО, что мотивируется фактом владения транспортным средством не самим ребенком-инвалидом, а его представителем, в связи с чем выплата не может быть осуществлена, поскольку воспользоваться этим правом могут лишь дети-инвалиды, являющиеся владельцами данных транспортных средств.

Конституционный суд РФ в своем постановлении от 26 июня 2017 года по делу о проверке конституционности абзаца 1 пункта 1 статьи 17 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», относительно права на компенсацию затрат по ОСАГО для детей-инвалидов и их представителей, признал данную норму не противоречащей Конституции РФ, однако высказал свое мнение в сторону неправильного толкования данного абзаца и, следовательно, неправильного применения.

Из постановления видно, что вышеуказанная норма не предполагает отказ в осуществлении своего права на получение компенсации в размере 50 процентов от уплаченной страховой премии по договору ОСАГО законному представителю ребенка-инвалида, который нуждается по медицинским показаниям в транспортном средстве, на основании отсутствия факта владения данным транспортным средством ребенком-инвалидом.

Мотивировка высказанной позиции сводится к тому, что в случаях, когда по медицинским показаниям ребенок-инвалид нуждается в транспортном средстве для осуществления собственных нужд, данное дорогостоящее имущество приобретается и обслуживается законными представителями, поскольку не всегда ребенок-инвалид имеет собственный доход, кроме того, право на управление транспортными средствами предоставляется лишь лицам, не имеющим медицинских противопоказаний и достигшим установленного законом возраста, что затрудняет самостоятельное пользование транспортным средством. Исходя из этого, приобретение права собственности на транспортное средство ложится на представителя, который действует в интересах ребенка-инвалида и выполняет социально значимую функцию по уходу за ним, следовательно, на него налагаются материальные затраты, возникающие в связи с исполнением обязанности по страхованию риска своей гражданской ответственности.

Таким образом, возможность реализации своего права на компенсацию затрат по ОСАГО в размере 50 процентов от суммы уплаченной страховой премии имеют представители детей-инвалидов, которые для обеспечения нужд этих детей используют принадлежащие им самим транспортные средства, притом что нуждаемость детей-инвалидов в транспортном средстве подтверждена медицинскими показаниями, и они не могут быть поставлены в худшее положение по сравнению с относящимися к той же категории лицами, которые используют в тех же целях транспортные средства, принадлежащие детям-инвалидам.

Следовательно, трактовка и применение абзаца 1 пункта 1 статьи 17 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» должна сводиться к тому, что компенсация, уплаченная по договору ОСАГО, не может зависеть от того, кто является владельцем транспортного средства, используемого для обеспечения нужд ребенка-инвалида, — сам ребенок-инвалид либо его законный представитель.

Помощник адвоката Коллегии «Терновцов и партнеры»
Екатерина Гладких

Поделиться новостью
На печать...