Основания прекращения права собственности на незначительную долю в общем имуществе путем принудительной выплаты денежной компенсации

Гражданским кодексом Российской Федерации закреплена возможность принудительной выплаты участнику долевой собственности денежной компенсации за его долю (часть 4 статьи 252), и, как следствие, утраты им права на долю в общем имуществе

Предусматривая такую возможность, законодатель исходил из исключительности таких случаев, их допустимости только при конкретных обстоятельствах и лишь в тех пределах, в каких это необходимо для восстановления нарушенных прав и законных интересов других участников долевой собственности.

В частности, законом установлено, что выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия. В случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию.

27 июня 2017 года Верховный Суд РФ высказал свою позицию по данному вопросу в Определении N 56-КГ17-13.
Фабула дела

Фабула дела

Фабула дела такова: Истец обратилась в суд с иском к Ответчику о прекращении права собственности на 1/12 долю в общем имуществе на квартиру, с выплатой стоимости принадлежащей ему доли, указывая, что Ответчик приобрел право собственности на указанную долю в порядке наследования обязательной доли в наследственном имуществе, оставшемся после смерти отца, в спорной квартире никогда не проживал, обеспечен жилым помещением по другому адресу, совместное проживание в одной квартире невозможно. В 2013 году Ответчик зарегистрировался в спорной квартире, взломал входную дверь, мотивируя тем, что собирается сделать в квартире капитальный ремонт, систематически разрушает ее. Ответчик обратился в суд со встречным иском, в котором просил определить порядок пользования квартирой и нечинении препятствий в проживании, указывая, что имеет в собственности 1/12 долю в общем имуществе, после вступления в наследство зарегистрировался и вселился в квартиру, проживает в ней, вступил в члены ТСЖ, несет бремя расходов, выполняет обязательства по содержанию жилого помещения и имеет существенный интерес в ее использовании, поскольку данное жилое помещение является для него единственным местом жительства.

Решением суда первой инстанции был удовлетворен встречный иск, суд выделил в пользование Ответчика жилую комнату размером 16,6 кв. м, определил в совместное пользование Сторон помещения кухни и санузла. Отказывая в удовлетворении требований истца, суд первой инстанции указал, что принудительная компенсация за незначительную долю в общем имуществе возможна лишь в отношении участника общей собственности, заявившего требование о выделе своей доли. Принудительное изъятие у сособственника принадлежащей ему на праве собственности незначительной доли жилого помещения нормами гражданского законодательства не допускается.

Апелляционным определением решение суда первой инстанции изменено в части определения пользования местами общего пользования: в совместное пользование сторон кроме указанных в решении суда помещений были включены коридоры.

Однако, Верховный Суд РФ не согласился с принятыми судами нижестоящих инстанций решениями, отменил их и направил дело на новое апелляционное рассмотрение.

При этом ВС указал, что выводы нижестоящих судов о невозможности применения положений ст.252 ГК РФ являются ошибочными, и отсутствие согласия ответчика на выдел его доли из общего имущества не является безусловным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.

При этом, ВС признал ошибочной оценку фактических обстоятельств дела судами первой и апелляционной инстанций. В частности, о том, что доля Ответчика не является незначительной. Истцу принадлежит 11/12 долей, что значительно превышает долю в общем имуществе, принадлежащую Ответчику. Выделить Ответчику принадлежащую ему в спорной квартире идеальную долю (1/12), что составляет 14,6 кв. м из общей площади квартиры 175,3 кв. м, технически невозможно. Закрепляя за ответчиком жилую комнату размером 16,6 кв. м, суды указывали на то, что размер данной комнаты превышает размер приходящейся на долю ответчика жилой площади незначительно (на 2 метра). Однако, как отметил ВС, закрепив за ответчиком комнату размером 16,6 кв. м, а также передав в совместное пользование сторон помещения общей площадью 77,3 кв. м, размер общей площади квартиры, приходящейся на долю ответчика (14,6 кв. м) был существенно превышен.

Кроме того,  Верховный Суд отметил, что в нарушение требований статьи 198 ГПК РФ, при решении вопроса о наличии у ответчика существенного интереса в использовании общего имущества, правовая оценка нуждаемости ответчика в использовании такого имущества, судом не дана, не получили оценки суда доводы Истца,  связанные с основанием приобретения права собственности на спорную квартиру, об имущественном положении Ответчика, о наличии у него собственной семьи, с которой он постоянно проживает по другому адресу, при отсутствии возможности достижения соглашения с истцом <…>, о поведении ответчика, направленном на умышленное разрушение и повреждение квартиры, попытке вселения в нее других лиц. С учетом изложенного, ссылка суда на то обстоятельство, что Ответчик не имеет в собственности другого жилого помещения, кроме спорного, сама по себе не может являться основанием для отказа в удовлетворении заявленных истцом исковых требований.

Верховный Суд рекомендовал суду дать оценку соответствия отказа ответчика от выплаты ему денежной компенсации в счет стоимости принадлежащей ему доли в общем имуществе требованиям добросовестности, что выполнено не было.

Таким образом, в вышеуказанном Определении ВС РФ разъяснил порядок применения статьи 252 ГК РФ и указал, что отсутствие согласия ответчика на выдел его доли из общего имущества не является безусловным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований, постольку действие пункта 4 статьи 252 ГК РФ распространяется как на требования выделяющегося собственника, так и на требования остальных участников общей долевой собственности.

Юрист Коллегии адвокатов «Терновцов и партнеры»
Ирина Санжакова

Поделиться новостью
На печать...