Ответственность за нарушения исключительных прав

Ответственность за нарушения исключительных прав наступает у продавца независимо от принадлежности контрафактного товара

Либо же должны быть представлены доказательства наличия обстоятельств, при которых лицо, действующее в чужом интересе без поручения, может быть освобождено от ответственности за вред от своих действий, причиненный иным лицам.

Именно к таким выводам пришел Суд по интеллектуальным правам в Постановлении от 17.08.2017 года №С01-534/2017 по делу №А39-2685/2016

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в Арбитражный суд с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю Р. о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки (персонажи анимационного сериала), обладателем которых является Общество. Суд первой инстанции установил факт продажи Р. спорного товара, а также контрафактность названного товара, однако, пришел к выводу о недоказанности факта нарушения исключительных прав Общества именно со стороны Р. Суд установил, что Р. осуществляла предпринимательскую деятельность, связанную с розничной продажей текстильными и галантерейными изделиями, в одном помещении с другим индивидуальным предпринимателем (В.), осуществляющим деятельность по розничной продаже игрушек; проданный товар Р. не принадлежал, она не осуществляла торговлю игрушками, не занималась их закупкой (не приобретала у третьих лиц) и не предлагала к продаже данный товар. Владелец товара (В.) в момент покупки отсутствовала в торговой точке, поэтому после выбора покупателем товара-игрушки и его просьбы о выдаче товарного чека, Р. выдала чек со своей печатью. По результатам исследования и установления названных обстоятельств, суд первой инстанции отказал в удовлетворении искового заявления Общества в полном объеме, указав на то, что последним не был доказан факт нарушения исключительных прав именно Р. Истец обжаловал решение суда первой инстанции, но апелляция оставила его без изменения (постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 28 марта 2017 г. № 01АП-9728/16).

Не согласившись с этим, Общество обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой просило отменить акты нижестоящих судов. При этом истец отметил, что выданный Р. товарный чек содержит все необходимые реквизиты, подтверждающие факт купли-продажи, а также позволяющие идентифицировать продавца, с которым была совершена сделка (ст. 493 Гражданского кодекса РФ). Он также добавил, что Р. не отрицала ни факт реализации спорного товара, ни факт выдачи товарного чека со своей печатью в подтверждение покупки. Все это, по мнению Общества, подтверждало нарушение ответчиком его исключительных прав.

Суд по интеллектуальным правам признал обоснованными доводы Истца и указал следующее: независимо от того, где и при каких обстоятельствах Р. был получен реализованный ею товар (в том числе посредством закупки у иных лиц, либо путем безвозмездного изъятия у В.), ее действия по реализации игрушки образуют самостоятельное нарушение исключительных прав, сославшись при этом на пункт 7 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.12.2007 N 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности»: Действия лица по распространению контрафактных экземпляров произведения образуют самостоятельное нарушение исключительных прав. При этом сам по себе факт приобретения этих экземпляров у третьих лиц не свидетельствует об отсутствии вины лица, их перепродающего.

Дополнительно СИП указал, что никаких оснований признать стороной в договоре купли-продажи  В. не имеется, так как между Р. и В. не установлено соответствующих договорных отношений (поручения, агентирования и проч.). Не установлено также и обстоятельств, отметил СИП, при наличии которых лицо, действующее в чужом интересе без поручения, может быть освобождено от ответственности за вред от своих действий, причиненный иным лицам, либо при которых ответственность за вред может быть переложена на лицо, в чьих интересах были осуществлены действия без поручения (глава 50 ГК РФ, статья 1067 ГК РФ). Тем более, в сфере предпринимательской деятельности обстоятельством, освобождающим от ответственности, является лишь воздействие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (ст. 401 ГК РФ, п. 23 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26 марта 2009 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Учитывая вышеизложенное, Суд по интеллектуальным правам отменил решения судов нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции для установления размера компенсации за допущенные нарушения исключительных прав, которое подразумевает оценку и исследование доказательств, что не входит в полномочия суда кассационной инстанции.

Юрист Коллегии адвокатов «Терновцов и партнеры»
Ирина Санжакова

 

Поделиться новостью
На печать...