Когда непередача всей документации исключает возможность удовлетворения требований кредиторов?

Руководитель передал управляющему лишь часть документации должника, при этом документы, подтверждающие дебиторскую задолженность, отраженную в бухгалтерском балансе, им не были переданы, непередача всей документации исключила возможность удовлетворения требований кредиторов общества.

Конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о привлечении бывшего руководителя и единственного участника должника к субсидиарной ответственности по обязательствам общества. Определением суда первой инстанции заявление конкурсного управляющего удовлетворено, постановлением апелляционного суда, оставленным в силе судом округа, отказано.

Суд первой инстанции отклонил ссылки на утрату документов вследствие залива, вызванного прорывом труб, как на основание освобождения бывшего руководителя от ответственности, т.к. руководитель должен был принять все возможные меры, направленные на восстановление документов, чего он не совершил. Кроме того, акты о заливе и о списании документации, представленные впервые в ходе рассмотрения спора о привлечении к субсидиарной ответственности, в отсутствие иных свидетельств, объективно указывающих на имевший место прорыв труб, суд не признал достаточными доказательствами происшествия.

Отменяя определение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд апелляционной инстанции исходил из того, что управляющий не доказал причинно-следственную связь между бездействием руководителя и неплатежеспособностью должника. Сам по себе факт непередачи бывшим руководителем документов бухгалтерского учета конкурсному управляющему не является основанием для привлечения такого руководителя к субсидиарной ответственности. Суд апелляционной инстанции счел, что конкурсный управляющий не представил свидетельств того, что непередача документов затруднила проведение процедур банкротства, не позволила сформировать конкурсную массу.

Суд округа согласился с судом апелляционной инстанции.

Между тем судами апелляционной инстанции и округа не учтено следующее.

В пункте 4 статьи 10 Закона о банкротстве (в настоящее время – подпункт 2 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве) закреплена презумпция наличия причинно-следственной связи между несостоятельностью должника и действиями (бездействием) контролирующего лица при непередаче им документов бухгалтерского учета и (или) отчетности, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы.

Как разъяснено в пункте 24 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», лицо, обратившееся в суд с требованием о привлечении к субсидиарной ответственности, должно представить суду объяснения относительно того, как отсутствие документации (отсутствие в ней полной информации или наличие в документации искаженных сведений) повлияло на проведение процедур банкротства. В свою очередь, привлекаемое к ответственности лицо вправе опровергнуть названную презумпцию, доказав, что недостатки представленной управляющему документации не привели к существенному затруднению проведения процедур банкротства, либо доказав отсутствие вины в непередаче, ненадлежащем хранении документации, в частности, подтвердив, что им приняты все необходимые меры для исполнения обязанностей по ведению, хранению и передаче документации при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась. При этом под существенным затруднением проведения процедур банкротства понимается, в частности, невозможность определения и идентификации основных активов должника.

В рассматриваемом случае конкурсный управляющий обществом дал суду пояснения относительно того, какие затруднения возникли вследствие ненадлежащего исполнения обязанности по передаче документации. Так, управляющий обращал внимание на то, что основным активом должника (исходя из специфики его деятельности) являлась дебиторская задолженность, а руководитель должника не представил первичные документы по дебиторской задолженности. Это не позволило проследить изменения, касающиеся размера данной задолженности, осуществить мероприятия по ее взысканию.

Указанные доводы конкурсного управляющего соответствовали условиям упомянутой презумпции и бремя их опровержения в силу статьи 65 АПК РФ, а также разъяснений, приведенных в пункте 24 постановления № 53, перешло бывшего руководителя.

Суды апелляционной инстанции и округа неверно распределили бремя доказывания.

Кроме того, суд апелляционной инстанции, сославшись на акт о заливе, не выяснил, какими независимыми источниками подтвержден залив документов.

В этой части судом также не учтена сложившаяся судебная практика по вопросу о передаче бывшим руководителем утраченной документации должника (постановление Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 06.11.2012 № 9127/12, пункт 24 постановления № 53). Так, суд апелляционной инстанции не проверил, каким образом обеспечивалась сохранность документов; явилась ли их гибель следствием ненадлежащего хранения либо совершения бывшим руководителем иных действий без должной заботы и осмотрительности.

Даже если согласиться с тем, что, действительно, имела место порча части документации по не зависящим от руководителя обстоятельствам, в такой ситуации добросовестный и разумный руководитель обязан был совершить действия по ее восстановлению (в частности, путем направления запросов о получении дубликатов документов в компетентные органы, взаимодействия с контрагентами для восстановления первичной документации и т.д.). Суд апелляционной инстанции не установил, какие меры предпринимались для восстановления документов.

В нарушение требований статей 71 и 271 АПК РФ суд апелляционной инстанции не дал оценку доводам конкурсного управляющего и представленным им доказательствам относительно того, что руководитель, уклоняясь от передачи всей необходимой документации, одновременно пытался недобросовестно изменить место нахождения должника с города Щелково Московской области на город Иркутск, значительно удаленный от места осуществления деятельности по управлению многоквартирными домами и кредиторов.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации направила дело на новое рассмотрение.

Определение ВС РФ № 305-ЭС17-21627.

Адвокат Пётр Благочев,
партнер, адвокат Коллегии «Терновцов и партнеры»

 

Поделиться новостью
На печать...