Арбитражные суды продолжают борьбу с фиктивными кредиторами в делах о банкротстве

Юристы, нанятые одной из сторон корпоративного конфликта, хотят включиться в реестр требований кредиторов? Арбитражные суды дают ответ, как бороться с фиктивными кредиторами в делах о банкротстве

Ни для кого не секрет, что зачастую, еще до того, когда Суд признает должника несостоятельным, он успевает обзавестись, так называемыми, «дружественными кредиторами», которые создаются для получения большинства голосов на собраниях кредиторов и захвата контроля над процедурой в целом.

Более того, такие кредиторы обыкновенно обладают фиктивной задолженностью, которая не имеет под собой каких-либо оснований, либо природа ее возникновения кроется глубже, чем может показаться на первый взгляд. Поэтому удовлетворение требований фиктивных кредиторов позволяет фактически переложить деньги недобросовестного должника «из одного кармана в другой», а реальные кредиторы не получают должного удовлетворения своих требований.

Одним из примеров такой задолженности, с которой, на наш взгляд, крайне трудно бороться, является задолженность перед юристами, адвокатами и иными лицами, оказывающими юридические услуги должнику-банкроту.

Нередко банкротству должника-организации предшествует длительный корпоративный конфликт, который, так или иначе, связан с борьбой за контроль над обществом-банкротом и его активами. Любой корпоративный конфликт это, прежде всего, большое количество различных действий и процедур: собрания участников для прекращения полномочий директоров и назначения новых, множество судебных споров, которые являются следствием проведения таких собраний и т.д. Стороны корпоративного конфликта в подобной ситуации попросту не могут обойтись без юристов, которые бы обеспечили им надлежащую правовую поддержку.

Предположим, что одна из сторон корпоративного конфликта в период своего руководства (до очередного переизбрания директора) от имени должника заключает соответствующее соглашение с кредитором на оказание юридических услуг. В последующем юристы участвуют в корпоративных спорах в интересах одной из сторон. Первое на что необходимо обратить внимание, что основным и наиболее часто встречающимся участником корпоративного спора является корпорация — юридическое лицо, с которым связаны корпоративные правоотношения. В связи с этим, при оспаривании решений общего собрания участников юридического лица одним из участников, иск предъявляется к юридическому лицу. Поэтому юридически в суде представляются интересы должника, а фактически услуги оказываются одной из сторон корпоративного конфликта, решение о чьем назначении оспаривается. При этом нередко в процессе рассмотрения данной категории дел присутствуют несколько представителей должника по доверенностям, выданным различными директорами.

Так или иначе, корпоративный конфликт заканчивается, между должником и дружественным кредитором подписываются акты выполненных работ, где «свой директор» принимает все услуги независимо от их стоимости и качества. Если хватает времени, то создается видимость судебного спора, в котором ответчик признает иск, что в последующем помогает избежать проверки требований в рамках дела о банкротстве со ссылкой на преюдициальность такого судебного акта, подтверждающего задолженность.

И действительно, если взглянуть на такие правоотношения с точки зрения обычного хозяйственного спора, то мы увидим внешне идеальный набор всех необходимых документов для признания такой задолженности обоснованной: договор на оказание услуг с прейскурантом; акты выполненных работ, подписанные двумя сторонами; даже в судебных актах будет отображено, что юрист, действовавший в интересах лица, вовлеченного в корпоративный конфликт, юридически был представителем общества-банкрота, а, значит, и услуги оказаны должнику, а не третьим лицам.

У конкурсных кредиторов, чьи требования возникли из хозяйственной деятельности должника, абсолютно обоснованно возникает вопрос, почему они обязаны делить конкурсную массу с кредитором, который участвовал в доведении должника до состояния банкротства и обслуживал интересы участников корпоративного конфликта? Почему оплата таких услуг возлагается на должника, а не фактического выгодоприобретателя?

Ответы на эти вопросы активно пытаются дать Арбитражные суд различных инстанций и округов.

Первая правовая позиция основана на исследовании состояния должника в период оказания спорных услуг на наличие корпоративного конфликта и определении характера споров, в рамках которых, оказывались услуги.

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 18.07.2018 № Ф09-344/18 по делу № А60-27875/2017: «Рассмотрев доводы и возражения лиц, участвующих в данном споре, оценив представленные в материалы дела документы, проанализировав содержание судебных актов по указанным в актах приемки оказанных услуг арбитражным делам, учитывая корпоративный характер ряда споров, наличие в организации-должнике корпоративного конфликта, связанного с избранием, переизбранием единоличного исполнительного органа, участие в ряде дел поименованных в актах приемки оказанных услуг по договору от 23.03.2016 N03/16 представителей предприятия по доверенностям, выданным различными лицами, полагающими себя руководителями должника, и занимаемые ими противоположные позиции по существу спора, суды пришли к обоснованному выводу о том, что оказание значительной части спорных юридических услуг фактически осуществлялось в интересах отдельных вовлеченных в корпоративный конфликт лиц, на основании чего, учитывая произведенную должником частичную оплату в размере 160 000 руб., отказали в удовлетворении заявленного Коллегией адвокатов требования».

Таким образом, Арбитражный суд Уральского округа, определяя кому именно, и в чьих интересах оказывались спорные услуги, указал ряд критериев:

  1. Имелся ли в организации-должнике корпоративный конфликт, связанный с избранием, переизбранием единоличного исполнительного органа, в связи с чем, в рамках ряда дел имелось участие двух представителей по доверенностям, выданным от разных директоров.
  2. Необходимо проанализировать, в рамках каких дел были оказаны услуг: споры, связанные с хозяйственной деятельностью Общества, или корпоративные споры.

Также существует правовая позиция, поддержанная ВС РФ, что при рассмотрении аналогичных требований суду необходимо руководствоваться не только положением Главы 39 ГК РФ, регулирующей гражданские правоотношения в сфере возмездного оказания услуг. С учетом специфики процесса банкротства, а также повышенных стандартов доказывания, оценивать подобные траты должника на юристов, сопровождающих корпоративные конфликты, возможно и необходимо по аналогии с нормами права и различными разъяснениями Верховного Суда РФ в части взыскания судебных издержек, применительно к ст. 88, 94 ГПК РФ, а также в соответствии с положениями Постановления Пленума ВС РФ от 21.01.2016 № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела».

Подобная правовая позиция был применена в Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 14.06.2017 № Ф05-4316/2015 по делу № А40-129889/14, оставлено в силе Определением Верховного Суда РФ от 07.09.2017 № 305-ЭС15-15707(5) по делу    № А40-129889/2014: «Согласно заявлению Серикова Д.В. задолженность ООО «Солт Люкс» перед Сериковым Д.В. в размере 9 050 000 рублей возникла в связи с заключением между 4 сторонами договоров оказания юридических услуг, связанных с защитой законных прав и интересов ООО «Солт Люкс» и Мищенчука И.А. при рассмотрении всех судебных дел во всех судебных инстанциях Суды также пришли к выводам, что заявителем подтвержден факт существования сложившихся цен для оказания услуг непосредственно Сериковым Д.В., однако не представлены доказательства соответствия стоимости оказываемых услуг аналогичным услугам в Московском регионе, в связи с чем, суды, исследовав материалы дела, доказательства оказанных услуг представителя, учитывая категорию споров, условия договора, предусматривающие представительство в суде, количество проведенных судебных заседаний, сложившуюся в регионе стоимость услуг адвокатов, учитывая также оказанные услуги по подготовке документов и формированию позиции по спорам, и, руководствуясь принципом разумности и сохранения баланса интересов и что в данном конкретном случае, сумма задолженности, обладающая признаками разумности и соразмерности, составляет не более 800 000 рублей».

Аналогичный подход был применен Арбитражным судом Свердловской области в определении от 05.07.2018 года по делу № А60-27875/2017 об отказе во включении требований кредитора в реестр требований кредиторов должника: «Оценивая разумность понесенных должником судебных расходов в соответствии с заключенными договорами и одновременно разумность заявленных кредитором требований, составляющих стоимость юридических услуг по указанным соглашениям, судом учитывается характер услуг, сложность и результат рассмотрения дел, в рамках которых должнику оказывались юридические услуги в соответствии с указанными договорами. Принимая во внимание, что кредитором значительная часть услуг оказана в интересах отдельных лиц в условиях корпоративного конфликта в КСП «Кайгородское», а не в интересах должника, учитывая, что та часть услуг, которые оказаны непосредственно в интересах должника, исходя из характера споров сложными не являлись, не требовали значительного количества времени для подготовки и поддержания позиции для специалиста в правовой сфере, суд полагает, что сумма, которая заявлена кредитором за оказанные услуги в размере 420 000,00 руб., является завышенной, не разумной и не обоснованной. В связи с этим у суда отсутствуют основания для включения требования кредитора в реестр».

В комплексе, анализ указанной судебной практики позволяет сформировать ряд критериев, которые необходимо применять при рассмотрении требований кредиторов должника, возникших из оказания юридических услуг:

  1. Выяснить, имелся ли в Обществе-банкроте корпоративный конфликт, связанный с избранием, переизбранием единоличного исполнительного органа в период оказания спорных услуг.
  2. Проанализировать, в рамках каких споров были оказаны спорные услуги: споры, связанные с хозяйственной деятельностью Общества, или корпоративные споры.
  3. Оценить сложившуюся в регионе стоимость юридических услуг, разумность понесенных должником судебных расходов с учетом характера услуг, сложности и результата рассмотрения дел, в рамках которых должнику оказывались юридические услуги.

Мы абсолютно убеждены, что суды избрали верный вектор в разрешении данного вопроса, который продолжает линию повышенного стандарта доказывания в делах о банкротстве, то есть более тщательной проверки обоснованности требований кредиторов по сравнению с обычным общеисковым гражданским процессом.

Только при таких условиях, процесс установления требований кредиторов будет достигать своей конечной цели – отсеять необоснованные требования и фиктивную задолженность перед дружественными кредиторами.

Юрист Коллегии адвокатов «Терновцов и партнеры»
Эдуард Прохоров

 

Поделиться новостью
На печать...