ВС требует установления реальных правоотношений кредиторов в делах о банкротстве

Верховный суд продолжает требовать установления реальных правоотношений кредиторов в делах о банкротстве.

В рамках дела о несостоятельности должника-гражданина Дроздова О.В. компания «JEWRIM LIMITED» (далее – кредитор) обратилась в суд с заявлением о включении задолженности в размере 1 460 925 912 рублей в реестр требований кредиторов должника.

Определением Арбитражного суда Приморского края от 21.06.2016 требования кредитора удовлетворены в полном объёме.

Постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 14.09.2016 вышеуказанное определение изменено. Признаны обоснованными и подлежащими включению в третью очередь реестра требования кредитора в размере 6 444 540 рублей 37 копеек; в удовлетворении заявления в оставшейся части отказано.

Постановлением Арбитражного суда Дальневосточного округа от 15.12.2016 принятые по обособленному спору определение от 21.06.2016 и постановление от 14.09.2016 отменены, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Приморского края.

При новом рассмотрении определением Арбитражного суда Приморского края от 06.07.2017 требования кредитора признаны обоснованными и подлежащими включению в третью очередь реестра.

Постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 17.01.2018 определение суда первой инстанции от 06.07.2017 отменено; в удовлетворении заявления кредитора отказано.

Постановлением Арбитражного суда Дальневосточного округа от 23.04.2018 постановление суда апелляционной инстанции от 17.01.2018 отменено; определение суда первой инстанции от 06.07.2017 оставлено в силе.

Кредиторы Дроздова О.В. «Сбербанк России» и ООО «ВестИнвест» обратились в Верховный суд с кассационной жалобой, дело было передано в Экономколлегию.

Как следует из материалов дела и установлено судами, требование кредитора основано на неисполненном обязательстве должника (заёмщика) из договора процентного займа от 15.10.2014 (далее – договор займа), заключенного последним с компанией «Элегант Сити Групп Лимитед» (далее – компания, займодавец) на сумму 17 000 000 долларов США под 7% годовых, со сроком возврата до 15.01.2015 включительно. Исполнение должником своих обязательств перед компанией обеспечивалось поручительством общества с ограниченной ответственностью «Восточный финансовый дом» (далее – поручитель), оформленным соответствующим договором компании и поручителя от 15.10.2014.

Компания исполнила свои обязательства по договору займа, перечислив сумму займа на расчётные счета лиц, указанных должником в письме от 15.10.2014, для исполнения последним своих обязательств по соглашению об урегулировании спорной ситуации от 07.08.2014, заключенного со сторонними лицами (далее – соглашение об урегулировании спорной ситуации). Должник и поручитель названные денежные средства к установленному сроку не возвратили.

26.01.2015 компания уступила своё право требование возврата займа кредитору по соглашению об уступке (далее – соглашение об уступке). Обязательство по оплате уступленного права прекращено зачётом взаимных требований, оформленного соглашением от 26.01.2015.

Разрешая обособленный спор, суд первой инстанции, исходил из доказанности наличия и размера задолженности, признанной должником и финансовым управляющим, в связи с чем, включил требования кредитора в реестр.

Отменяя определение суда первой инстанции, апелляционный суд пришёл к противоположным выводам, констатировав отсутствие оснований для удовлетворения требований ввиду их документальной неподтверждённости, признав обоснованными доводы заявителей о согласованности действий кредитора и должника с целью ведения контролируемого банкротства последнего. Поводом к тому послужили установленные судом обстоятельства, связанные с назначением на должность руководителя кредитора сына супруги должника, отсутствие в соглашении об уступке условия о цене уступаемого права, его погашения зачётом встречного требования кредитора к компании по неподтверждённому обязательству, а также обращением кредитора со спорным требованием спустя продолжительное время (1 год 3 месяца) и после включения требований банка к должнику в реестр.

Соглашаясь с выводами суда первой инстанции и отменяя принятое апелляционным судом постановление, суд округа указал, что в спорном правоотношении основным является вопрос реальности заимствования, факт которого подтверждён кредитором и участниками соглашения об урегулировании спорной ситуации. Суд округа отметил, что заинтересованность сторон договора займа не могла служить основанием для отклонения требований в ситуации, когда заёмные денежные средства использовались на нужды самого должника, а не в интересах возглавляемой им компании, предоставившей заём. Стремление получить большинство голосов в реестре не свидетельствовало о злоупотреблении кредитором принадлежащим ему правом, поскольку он действовал в рамках дозволенного законом.

Между тем судами не учтено следующее.

Совершение сделки заинтересованными лицами не является достаточным признаком злоупотребления правом в их поведении. Данное обстоятельство безусловно не указывает на необходимость отказа во включении в реестр заявленного требования или понижения очередности при его удовлетворении. Констатируя реальность заемных отношений и признавая обоснованным требование кредитора, суды первой инстанции и округа ограничились лишь формальной проверкой представленных в материалы дела документов (платежных поручений, распоряжений о платеже, писем и SWIFT-сообщений о переводе денежных средств). Однако, если степень заинтересованности между кредитором, заявляющим требование (его правопредшественником), и должником является существенной, то заемная сделка подлежала проверке на предмет притворности.

В ситуации, когда контролирующий участник компании – займодавца фактически не обособляет имущество последней и рассматривает его как свое собственное, изымает из оборота подконтрольной организации прибыль под видом получения займов с тем, чтобы в дальнейшем противопоставить требование аффилированного лица требованиям независимых кредиторов, заемных отношений между участником и компанией не возникает, так как суммы займов участник предоставляет фактически сам себе. Эти обстоятельства суды первой инстанции и округа не проверили.

Также суды не оценили и возражения самого должника о том, что источником выплаты по договору займа послужили средства, внесенные сторонними инвесторами, по требованию которых оформлены заемные отношения, а отказ во включении требования в реестр, по сути, лишает этих инвесторов возможности вернуть вложенное.

Судебная коллегия не может согласиться и с выводами апелляционного суда о документальной неподтверждённости факта предоставления заемных средств. Как верно указал суд округа, указанный вывод противоречит имеющимся в деле документам и установленным обстоятельствам, поскольку апелляционным судом не учтено, что настоящий договор займа исполнялся с использованием международной межбанковской платежной системы SWIFT, подразумевающей возможность использования электронных расчетов, что означает, в частности, использование стандартизированных финансовых сообщений о денежных переводах. Поскольку кредитор представил документы в подтверждение осуществленного платежа в рамках заемных отношений, то на лиц, возражающих против включения заявленного долга перешло бремя доказывания обратного. Однако надлежащих опровержений кредиторами должника не представлено.

Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции (в третий раз).

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 03.12.2018 № 303-ЭС18-11878 (1,2), по делу № А51-21631/2015

Консультант Коллегии адвокатов «Терновцов и партнеры»
Дмитрий Петров

Поделиться новостью
На печать...